По хардкору.
Как всегда, в своем репертуаре
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

По хардкору. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 20 августа 2018 г.
Взято: \Через года\ Catacitoka 09:18:42
­D. S q u a l 6 апреля 2018 г. 23:10:27 написал в своём дневнике ­Haven
Громогласый Мик.
Люди с удивлением выглядывают из окон, останавливаются по среди дороги; все смотрят на него, но он не видит их. Он видит лишь ее - ту, что смотрит на его из свего окна и тепло улыбается.
- СПЕТЬ ТЕБЕ ЕЩЕ ГРОМЧЕ, ЧТОБЫ ТЫ ПОНЯЛА, КАК ДОРОГА МНЕ?! - парень резко разводит руки в сторону и делает глубокий вдох. - ГОТОВ ХОТЬ СЕЙЧАС!
- Я все знаю и без этого, - отвечает она ему.
И ей действительно не нужно больше слов: она слышит его сердце.
"Я соберу все самые несчастные дни и залью их. Но не вином и даже не слезами. Я залью их морем новых моментов, которые затмят всё то, что было в прошлом.
Помоги мне с этим."
- Меня пригласили преподавать в академию UA, туда, где я и сам учился, - сообщает он ей так легко, совно делает очередной вздох.
- Поедешь? - тихо спрашивает она, хотя уже знает, каким будет его ответ.
- Да. Да, но это не значит, что я уеду от тебя. Я буду ждать тебя там, и, когда ты закончишь все дела, то прилетишь ко мне. Верно?
Верное оказалось нелегким. Год без него был тяжелым. Одиночество съедало, тьмой распространяясь по всему телу. Спасением были звонки и сообщения, экран телефона ночью не рассеивал не только свет, но и тоску. А потом все просто закончилось так резко, как кончается порой летний ливень.
Она полетела к нему.
"В аэропорту я вижу, как она бежит ко мне.
В моём теле – невероятный биологический взрыв, гормональный коктейль феромонов и адреналина. Это лучшее из того, что я пережил в жизни. Лучшее из того, что я когда-либо переживу. Лучше, чем концерт Моцарта, где я – в первом ряду."
Звонок с урока.
Одинокая фигура стоит у двери, спиной прислонившись к двери. Из класса с радостными возгласами выходят ученики, еще мгновения, и помещение остается пустым.
- Ну как прошел первый урок, Хару? - Мик заходит в класс.
- Великолепно! А как прошло собрание, Хизаши? - девушка улыбается.
- , {censored}, ничего нового на сегодняшний день. А вот ты, смотрю, отлично поработала. Скоро вместо меня вести начнешь, а не только поменять. - рассмеялся герой.
- Нет, твое место я не займу. Не смогу. Но вот вести вместе с тобой могла бы, - Хару застенчиво опускает глаза в пол.
- А что, хороший из нас будет дуэт. Нужно сказать Незу.
- Серьезно? Ладно мечтать о таком, но ты хочешь воплотить это? - она удивленно смотрит на него.
- Я хочу всегда быть с тобой, - тише обычного говорит он.
Тише, но если она попросит, то он закричит об этом на весь мир. Вот только она уже все знает сама, верно?
"И вродe уже взрослыe люди,
но всe равно мечтаeм о чудe.."
­­
Всемогущий.
" - Навсегда?
- Навсегда. "
Звонок с урока. Все дети, словно случился пожар, выбегают из класса. Учителя же спокойно идут в учительскую.
- Говорят, у нас будет еще один учитель, - сказал кто то из учителей. - Будет легче.
- Что за учитель?
- По концентрации и расчету сил
- Ох, именно такого учителя нам и не хватало, слава богу.
" - Я скучаю
- Я сильнее "
Девушка бредет по знакомому коридору, мимо периодически проносятся группки учеников. Она пытается найти нужный ей класс.
- В каком же кабинете мой первый урок? - шепчет девушка, вглядываясь в каракули.
- Помочь? - вдруг раздался голос над ее ухом.
Она начала медленно оборачиваться, хотя уже прекрасно знает, кто ее ждет. Сердце всегда подскажет.
- О БОЖЕ! ТОШИНОРИ, - девушка кидается герою на шею, обнимая его. - Как же я скучала!
- Я не меньше, - он гладит ее по спине, а вскоре отпускает. - Так, тебе помочь?
- Желательно!!!
"Я поцеловал её в последний раз, пожал её руку, и мы расстались."
- О чем ты мечтаешь?
Двое. На крыше одного из многоэтажек, сидят держась за руки.
- Я? - светловолосый парень взглянув в глаза девушки. - Уехать учится в UA.
- Но это далеко отсюда, - девушка больно сжала руку молодого человека, тот лишь слегка поморщился. - Как ты будешь добираться до туда?!
В глазах девушки читалось беспокойство и страх за любимого.
- Все будет в порядке, - улыбнувшись отвечает Тошинори. - Все будет хорошо.
Он проводит рукой по ее щеке и целует ее в лоб.
"Я тебя еще вспомню.
раз сто.
Обещаю.
И это будет не сон.
У меня к тебе ничего не прошло."
Звонок с урока.
- Урок закончен, можете собиратся, - спокойно проговаривает девушка и мягко улыбается.
Кто то подходил что то спросить, уточнить, и девушка с радостью отвечала на все вопросы. Ей приятно, что дети так интересуются ее уроком.
В конечном итоге, она ответила на все вопросы и дала несколько советов.
"Дети такие любознательные!", -думала девушка, пока шла в учительскую, отнести журнал
- Привет, Уми!
- Ох, - девушка слегка испугалась, так как не ожидала встретить Всемогущего.
- Здравствуй, Тошинори, а я думала, что ты сейчас тренируешь 1-А.
- Тренировка уже закончилась, - он взглянул в глаза девушке, прямо как тогда, на той крыше. Она ни капельки не изменилась.
- Понятно, - веселым тоном проговорила девушка и пошла дальше в сторону учительской
- Кстати, Уми, - девушка остановилась и взглянула на своего друга.
- Что?
- Тут скоро будет собрание героев, не хочешь пойти? - слегка не уверено произнес мужчина.
- Ох, с радостью! - девушка широко улыбнулась.
"Когда ты захочешь плакать, позови меня. Я не обещаю тебя рассмешить, но я могу поплакать вместе с тобой. Если однажды ты захочешь сбежать, позови меня. Я не обещаю уговорить тебя остаться, но я могу сбежать с тобой. Если однажды ты не захочешь вообще кого-либо слышать, позови меня. Я обещаю придти ради тебя. И обещаю вести себя тихо. Но если однажды ты позовешь, а я не откликнусь, пожалуйста, поспеши ко мне! Вероятно в этот момент я в тебе очень и очень нуждаюсь."
Настал этот день. Собрание героев... Там будут обсуждаться многие проблемы: от обычной безопасности жизнедеятельности, до подозрительно большой вспышки появления злодеев и обычного криминала. А так же маленькая вечеринка в конце вечера.
"Черт, черт, черт, главное успеть"
До выхода оставался еще час, а девушка была уже в полной готовности.
- Эх, еще целый час, может, телек полистать? - девушка села на диван и начала листать каналы. - О, мой любимый фильм!
-Девушка облакатилась на спинку дивана и начала просмотр.
/// какое то время спустя ///
- ЧЕРТ, НАЧАЛО ЧЕРЕЗ 35 МИНУТ, - девушка начала в попыхах одеваться и вызвала такси.
Уми смотрит из окна машины на весь этот окружающий мир, но не забывает поглядывать в телефон, следя за временем.
Вот она уже и на месте. Кинув несколько помятых купюр, девушка выбежала из такси и побежала в сторону ресторана, где будет собрание.
Быстро забежав в ресторан, она взглядом искала Тошинори. Не заметить его было сложно.
Девушка подходит к нему и шепотом спрашивает:
- На много я опоздала?
- Нет, ты пришла как раз к началу, - Тошинори обнял ее за плечи, она же немного облакатилась на него, все еще не отдышавшись.
Само собрание проходило достаточно долго. Оно и понятно: поднималось достаточно много важных вопросов, а так же учитывалось мнение каждого здесь присутсвующего.
Позже началась сама вечеринка. Кто-то из героев танцевал, кто-то сидел за столом, а кто то пошел к барной стойке. Некоторые и вовсе уехали.
Уми и Тошинори были из тех, кто предпочел сидеть за столом.
Они обсуждали всё-всё-всё, ведь они так давно не виделись.
Когда вечер закончился, Тошинори вызвался проводить девушку:
-Ой, что ты, не стоит. Я и сама дойду.
- Ну а мало ли что?! Время уже не детское.
- Ох, ну хорошо, - в конечном счете девушка сдалась. Мужчина лишь широко улыбнулся и протянул ей руку.
В это ночное время, двое шли взявшись за руки. Он накинул на нее свой пиджак.
"Мне с тобой и молчать комфортно."
Вот они уже подходили к нее дому.
- Ну, вот мы и пришли. - сказала девушка, медленно отпуская руку.
- Уми...
Девушка не понимающи взглянула в глаза Тошинори.
Тот лишь подошел чуть ближе. Его руки слегка дрожали. Он провел руками по ее волосам, убрав несколько непослушных прядей за ухо, провел рукой по скулам.
"Кожа все такая же нежная"
И, взяв ее подбородок двумя пальцами, еще долго смотрел ей в глаза.
«- Я просто взял и поцеловал ее в конце вечера. без лишних слов.
Я помнил правило.
Спросить разрешение – получить отказ.»
­­
Сотриголова.
"- Мы не можем быть вместе.
- Но... Но почему же?
- Потому что я уже тебя не люблю."
Не самые легкие слова, не самое легкое расставание. Особенно потому, что сказанное лишь отчасти правда, хотя разобраться в паутине собственной лжи самому себе уже невозможно. Нужно поговорить хоть с кем-то, потому что собственное сердце теперь молчит...
Он стоит с полу-пустой бутылкой виски и жмет на кнопку звонока. Ну, как жмет, просто упирается головой.
Слышен звук открывающего замка, громкое зевание и еле слышные проклятья.
-Айзава, пять утра, какого черта?- спрашивает его сонный Мик
-Я {censored} бросил ее, я дал ей уйти понимаешь, - он делает огромный глоток виски. - Я такой дурак, боже, зачем я это сделал?
- Заходи, рассказывай, - Мик отходит от двери, впуская в дом пьяного друга.
Долгая беседа, долгий день и бесконечно долгая жизнь без нее. За сказанное всегда приходиться отвечать, и не всегда плата равноценна.
"— Может быть, мы снова встретимся, когда мы станем немного старше, а в наших умах будет меньше запутанности, и тогда я буду только для тебя, а ты только для меня. Но сейчас, я хаос для твоих мыслей, а ты яд для моего сердца."
Девушка стоит перед воротами Академии AU. Как давно она этого ждала. Стать учителем в такой великой Академии, где учились не менее великие герои.
Сердце билось сильно, все внутри буквально предвкушало следующие события.
Причуда у девушки более, чем сильная - контроль чужих причуд. Потому не удивительно, что ее взяли учителем контроля причуд.
— Прошу любить и жаловать - Мика-чан,- можно сказать пропел директор.
Она не уверено заходит и тихо всех приветствует. Но тут их взгляды встретились, по телу пролежала мелкая дрожь, а сердце, еще недавно плясавшее чечетку, вдруг резко замерло.
— Ох, забыл сказать, ты в паре с Айзавой Шото. У вас просто похожи причуды, - директор тихо, нервно хихикнул. - И я подумал, было бы неплохо поставить вас в паре. Ты, наверное, слышала о нем ?
— Да, - шепчет девушка, не сводя взгляд с мужчины, так же как и он не сводит с нее глаз. - Еще как слышала...
"Через год вы с ним случайно столкнетесь в городе
и обнаружите себя вчетверо более чужими,
чем в самую первую встречу."
Когда директор сказал, что девушка будет в паре с Айзавой, она думала, что изредка они будут вести вместе. Но никак не все уроки. В основном, все рассказывала сама девушка, а Айзава сидел либо в телефоне, либо вообще спал. В общем-то девушке нравилось с ним работать. По двум причинам.
Первое, она все еще любила его, да, после стольких лет, и такого предательства с его стороны, она любила его с такой же силой.
"- Знаете ли вы,
до какой степени одурения может полюбить женщина?
Ф. Достоевский"
Девушка положила голову на плечо своего молодого человека. Он обнимал ее за талию. Они всегда возвращались домой вместе, хотя он жил в другой стороне. Она всегда была такой слабой, наивной, даже, скорее, невинной. Ее хотелось защищать.
- Айзава, - девушка подняла взгляд на парня, - я люблю тебя.
- Хах, я это знаю. - парень целует девушку в макушку.
- Я просто подумала, что тебе будет приятно это это слышать. - девушка прижалась к парню сильнее.
- Мне приятно то, что ты сейчас рядом малышка. - он заключает ее в некий "замок".
"Быть настоящей женщиной рядом с тобой. Искренней и самой нежной. Такой, чтобы тебе всегда комфортно, а мне всегда спокойно. Дарить тебе красоту, а взамен получать крепкое плечо рядом."
А второе это то, что когда класс начинает плохо себя вести, - а она, хрупкая девушка которая не может повысить голос, - или когда Бакугоу опять огрызается - Айзава вступается за нее. Взамен получает лишь смущенно "спасибо большое". На подобное Айзава лишь самодовольно хмыкал.
Но, у всего есть свои минусы. Он часто ее перебивал, вставлял свои пять копеек, делал ей замечание, а иногда начинал спор. Ты отвечала не уверенно, слегка дрожала.
Многие из учеников говорили: "Может, без споров? А лучше пройдем новую тему." - пытаясь хоть как нибудь спасти ее из этого положения. Но он их не слышал.
Он изучал каждый ее миллиметр.
Как она отводит глаза, как ее щеки краснеют, голос дрожит.
Как в самом начале их знакомства.
"Я не могу сдержать эту {censored} улыбку на моём лице.
Я ненавижу звук моего дрожащего голоса
Опять спор, но в этот раз он перегнул палку. Даже слишком. Девушка выбежала из кабинета и побежала в самый темный угол академии. За эти 4 месяца она успела выучить школу от и до.
Айзава лишь тяжело выдохнул, дал всем задание, и вышел искать девушку. Нашел он ее быстро.
Всегда, когда у нее окно, она идет в ботанический сад, в самый конец, читает книгу, слушает музыку или просто сидит, он часто там ее замечает, когда и сам там гуляет.
А вот и она, уткнулась лицом в свои колени, а он лишь смотрел на нее.
Она поднимает на него свои заплаканые глаза
- Объясни, за что... Почему ты так груб? - девушка была на грани истерики, это было слышал по ее голосу.
- Я тебе никогда не была нужна, но ты зачем-то держал меня рядом с собой. - она начала смотреть в пустоту, как бы не замечая мужчину.
Он сел перед ней на корточки.
-Послушай, последний наш разговор кончился обещаниями, что мы друг друга никогда больше не побеспокоим. Знала бы ты, с каким трудом я произнёс слова "Я тебя больше уже не люблю". Я мертв, морально. Все эти годы я то и делаю, что существую на этой бренной земле. Ничего не имеет смысла, впрочем, как и сама моя жизнь. Работа. Дом. Работа. Обыденность. Понимаю, нет смысла даже в моих словах о любви к тебе, но я всё же выскажусь. Возможно, я недостаточно тебя ценил, в какой-то мере и оскорбил твои чувства, что ты сейчас считаешь будто никакой любви и не было, "пустая трата времени". Я тебе скажу больше: любовь была, и ты сама прекрасно это понимаешь. Тебе больно... Боль въелась в тебя, она стала частью тебя, ты слишком долго оправлялась от болезненных отношений. В нашем грустном итоге в большей степени виноват я. Признаю свою ошибку впервые за всё это время, хоть мне с трудом это даётся. Я виноват. Мне жаль, что мы не смогли сберечь то, что многим людям даже не удаётся обрести. - он взял ее лицо в свои ладони. - Я люблю тебя.
Девушка смотрела ему в глаза, слезы начали лить с новой силой. Она бросилась ему на шею. Он прижимал ее сильнее к себе
- Я тоже, - сквозь всхлипы начала говорить девушка, - Тоже люблю тебя.
Айзава лишь мягко улыбнулся. И вновь притянул ее к себе.
"Поцелуешь меня в шею и уткнёшься поближе
настолько, что будет казаться, будто ты обнимаешь душой.
Если я буду чувствовать, как ты рядом со мной дышишь,
то, наверное, будет всё хорошо."
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1119-501.html
Источник: http://miseres.beon­.ru/1-220-cherez-god­a.zhtml
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
200818 Bиктoрия 22:15:56

nichts ist unendli­ch

Продолжать буду не скоро, очень-очень не скоро. Может быть никогда.

Виктория. Тайна синих глаз.
Часть 1.


­­Пятница, 26 ноября, 1993 год.
­­Нью-Йорк, а именно Манхэттен, полностью осматриваемый только с высоты птичьего полета, в это осеннее время года был прекрасен, как никогда. Действительно впечатляющим для любого прохожего был фасад самого узнаваемого в мире отеля The Plaza на пересечении Пятой авеню и 59-й улицы Мидтауна. После встречи с моим старым другом и просто улыбчивым швейцаром Томом, который с радостью поприветствует вас и поможет донести багаж, вы не встретите ни одного «вырви глаз» цвета (кроме тяжелых кроваво красных персидских ковров, покрывающих вечно холодный мрамор), так как в оформлении буквально всех предметов декора использованы исключительно спокойные, пастельные оттенки. Интерьер этого архитектурного сооружения явно не уступает своей внешней оболочке и выполнен в изысканном стиле шато: хрусталь, мрамор, дорогие породы дерева и золото присутствуют в каждой до блеска натертой поверхности, а утонченные бархат, велюр и другие благородные ткани переплетаются друг с другом в дизайне всех помещений, включая сами номера. Ежедневно эта роскошь встречает и провожает сотни людей, которые не прочь оставить несколько тысяч долларов, в попытках побаловать свое самолюбие. Кто-то потом и кровью карабкался к такой жизни и теперь им по статусу (да и личным предпочтениям) не положено селиться НЕ в этот отель, а кто-то частенько захаживает сюда, чтобы впечатлить молоденьких дамочек, которые вечно держат под ручку своих «папиков-старичков»­ и что-то слащаво щебечут им на ушко. Знали бы вы, как такие девицы в мехах ведут себя с такими, как мы, как они напыщенно каждый раз повторяют: «Мне обязаны все, а я ни-ко-му и ни-че-го не должна!» — никогда бы больше не сели с ними за один столик в ресторане или не приостановились бы с бокалом шампанского, чтобы просто обсудить погоду (порой, часто бывает, что подобные разговоры это все, на что они способны). Неимоверно раздражает такое поведение, но ничего с этим не поделать и нужно исполнять все прихоти. В рамках разумного, конечно. Таковы правила и нарушить их — себе дороже.
­­Уже не первый год на 20-ом этаже в The Grand Penthouse Suite проживает некая молодая вдова — хранительница одной из самых загадочных отельных историй, для которой все эти дорогостоящие апартаменты и рестораны за 8 лет замужества стали ежедневной обыденностью. А теперь и двухлетней каторгой. Новенькая горничная как-то раз поделилась со мной, что совершенно случайно открыла "не ту" дверь, попала в гардеробную с верхней одеждой и буквально утратила дар речи, почувствовав свою материальную несостоятельность. Дизайнерских пальто, плащей и накидок в классическом стиле, полушубков из песца, норки, горностая и лисы, как и невероятно мягких на ощупь шуб из ценного соболя от самого Карла Лагерфельда (кстати, ее хорошего знакомого, который по доброй душе пошил ей пару-тройку нарядов и лично подарил несколько шубок) — всего этого там было вполне предостаточно, чтобы приодеть весь женский актерский состав какого-то фильма о богеме годов эдак 40-60-х. Ну а мы с вами сразу пройдем мимо вечно пустующей комнаты для гостей и кабинета, а после попадем в уютную гостиную, где нет ничего лишнего и каждый предмет стоит всегда на своем месте. Даже если что-то не по стандарту номера, то никто это не имеет право убрать или переставить – все, повторюсь, на своем месте. Стены в ней напоминают предрассветную мглу, опустившуюся на Golden Gate, будто они и есть часть того тумана, укутывающего красный мост в свое прохладное одеяло. Роль яркого пятна посреди небесной гармонии выполняет букет алых роз, который по данному еще при заезде указанию горничные меняют каждые два-три дня. Позолота на картинных рамах и мебели по вечерам отлично играет в свете огня потрескивающей в мраморном камине древесины, еще больше выделяясь своим блеском на фоне лазурно-голубой велюровой обивки и туманных стен. Рядом с диваном стоит круглый журнальный столик на металлических ножках, а на нем вальяжно отдыхают после типографии The New York Times, New York Post и The Wall Street Journal, которые наша гостья любит читать за чашечкой утреннего кофе с молоком. Если пройти по лестнице наверх, то можно очутиться в просторной спальной комнате, где кровать размера King занимает особо почетное место и главное украшение этой обители сновидений и тайн влюбленных парочек, живущих здесь "до" — это шикарное изголовье с причудливой резьбой.
­­Хотя, честно говоря, все это не так важно в данный момент. Хотелось бы отстраниться от всех этих рекламных описаний и наконец рассказать о той даме, которая все равно продолжает снимать это благополучие с того самого момента, как умер ее муж. Кто-то без угрызения совести может позавидовать этой женщине на террасе, находящейся в компании батлера и прислуги, обновившей второй стакан хорошего чистого бурбона, пока она в это время смотрела на юго-восточные красоты Центрального парка, обрамленного манхэттенскими небоскребами. Для ее глубоких голубых глаз (как перед Богом) открываются во всей красе позолоченные верхушки редких деревьев, средь которых расположился небольшой пруд; изредка за этими густыми кронами вязов и кленов можно было увидеть влюбленные парочки и семьи с маленькими детьми, ведь они во время заката не обременены заботами о заработке, а просто наслаждаются жизнью и обществом друг друга; и чего только стоят сотни огоньков из окон каменных зданий-великанов, которые успели построить буквально за последние 100 лет – не это ли есть настоящая красота по-американски? Пожалуй, посоревноваться в зрелищности с местными видами может только теряющее свою яркость и плавно уходящее за горизонт солнце, и хозяйка номера, что томным вздохом разбудила тишину не только своих мыслей, замерших на мгновение, но и усталое каменное сердце. Будто трещина во время землетрясения разрезающая на части асфальт, воспоминания нещадно оставили на полном крови моторе свою отметку и его громкий стук ударил прямо по барабанным перепонкам. А мысли о прошлом-то никуда от нее и не уходили, по сути, просто были поставлены на паузу. Жаль только то, что за эти два года одиночества она так и не научилась по-настоящему отпускать сложившуюся ситуацию и, будучи наедине с собой, часто опускала руки, беззвучно рыдая в подушку – только лишь на людях была довольно замкнутой, холодной особой. Честно говоря, я бы никогда не сказал, что эта добрая душа могла успеть пережить сложные времена — когда буквально все идет под откос. Смею предположить, что именно поэтому она не стала возвращать себе свою девичью фамилию, а оставила ту, что подходит ей сейчас так, как никогда раньше — Эдельштайн. В переводе с ее родного немецкого языка это значит «драгоценный камень» – есть что-то в этом судьбоносного, не так ли?
­­- Мэм, с вами все хорошо? - обеспокоенно спросило единственное доверенное лицо во всем Нью-Йорке, единственное по-настоящему бесполое для нее существо, именуемое себя мужским именем, которое заменяло госпоже всех ее близких подруг и друзей, которые могли бы у нее быть.
­­- Ja, Klaus, danke. Alles ist ganz gut. Fur heute sind Sie frei. Aber, bitte vergiss meine Tickets nicht.. - Эти слова очень насторожили мужчину, ведь за два года он слышал от нее исключительно английскую речь, тогда как по-немецки она говорила непосредственно в одиночестве. С собой. Порой, когда женщина его не замечала, то вела разговор вслух со своими мыслями, например, стоя перед зеркалом и рассматривая до мельчайших деталей явно стареющую и угасшую на фоне многочисленных стрессов внешность. Она всегда любила подчеркивать разными оттенками красного свои и без того темные пухлые губы, чем-то напоминающие небольшой бантик, выделяющийся на бледном полотне ее кожи, местами отмеченной небольшими родинками. Накрасить губы – это был обязательный ритуал перед любым выходом в свет. Нельзя сказать, что делала это для кого-то, чтобы обратить на себя внимание. Больше всего на свете она не любила появляться среди толпы, где большинство завистливых взглядов прикованы к ее идеальной осанке, всегда уложенным волосам, умудренному опытом взгляду и красным губам – это все приносило жуткий дискомфорт. Пусть с самого детства ей приходилось ощутить на себе все тяготы правильной и хорошей девочки из еще более правильной немецкой семьи, но девушке всегда казалось, что находиться дома в компании домашнего животного или любимого человека, намного комфортнее, чем средь вечно оценивающих взглядов. Все, что делала она с собой и своей внешностью – исключительно для себя, для личного комфорта, создавая маленькие барьеры между миром и частичками своего тела и души. Бесспорно, все же главным барьером был ее взгляд. Последние два года к ней не то чтобы не хотели подходить знакомиться или что-то спросить как мужчины, так и случайные прохожие (ведь много кто изъявлял желание), а просто боялись этого убийственного взгляда, от которого становилось, мягко говоря, не по себе. Не приведи Господь, сказать что-либо "не то" или улыбнуться не в нужный момент – женщина моментально вопросительно поднимала свою левую бровь и отводила взгляд, больше не желая вглядываться в глаза (эдакие цветные пятна с червоточинами внутри) своего собеседника. Да, с самого детства ей прививали хорошие манеры и учили контролировать эмоции, но в моменты глупости ее "товарища" все ее эмоции читались, будто книга.
­­Поэтому этот переход был звоночком для него, а то и целым колоколом, что сегодняшняя годовщина на нее влияет далеко не самым лучшим образом, как и этот ежемесячный ритуал, которого они придерживались с ее второй половинкой еще со времен его жизни. Вот только жива ли по-настоящему стоящая дама у перил — сложный вопрос. Старый Клаус не раз ловил себя на мысли, что эта женщина, пожалуй, единственная из всех его знакомых, которая настолько сильно хранит в сердце эти нежные чувства, что и ему самому совесть иногда стучит в душу, потому что о своей благоверной он уже давно успел позабыть. А о Нем гостья ни разу не проронила лишнего слова, предпочитая держать подальше свои заботы от того, кому она доверяла, как самому себе. Среди персонала отеля поначалу только и было сплетен об их паре (хотя и без «плазовских» болтливых ртов бесконечно долго эту информацию мусолила пресса на своих страницах), мол, кому же было выгодно столь влиятельного человека, одного из, не побоюсь этого слова, умнейших инвесторов, вкладывающий свои деньги во всегда успешные проекты, убить прямо на террасе такого роскошного номера, который они после всех событий среди своих называли как «Каменный». Старик пытался в это не лезть, но как не сказать что-то в защиту госпожи Эдельштайн, в то время когда «знающие все и всех» горничные буквально с горящими от скорости речи языками выдвигают свои самые разные теории. И именно в этот открывающий душу момент мажордом был уверен, что все ее мысли сейчас погружены в воспоминания о совместно проведенных вечерах с единственным Мужчиной-которого-б­ольше-нет. Он прекрасно знал и помнил обо всех ее планах и выходах в свет на ближайшие две недели, поэтому позволил себе перебить, по-доброму улыбаясь:
­­- Да-да, конечно. Я все помню. Будут лежать на столике. Желаю Вам хорошо провести вечер, а завтра с утра я подам один из самых лучших завтраков, который Вы когда-либо попробуете в своей жизни. Это будет что-то новенькое.

Категории: Что вообще происходит?
23:49:04 Алебастр
Не, все-таки вот претензия на художественность - это не твое.
00:05:02 Bиктoрия
Пытаться стоит всегда, хоть и не художественно.
00:10:32 Bиктoрия
Не трогала это полгода и не планирую больше трогать. Просто опубликовала на память. Прошла любовь к этой истории, завяли помидоры. Такие дела.
жопь Господин Лейтенант 01:01:39

Моя честь зовётся­ верност­ью.

­­
Позавчера — суббота, 18 августа 2018 г.
22.19 Особа Царская 19:19:53
­­


Офигенно крутая реклама. Канадский педиатрический госпиталь "SickKids" опубликовал на своём YouTube-канале небольшой промо-ролик под лозунгом: "Мы побеждаем".

Институт Бехтерева, несмотря на всю их строгую научность и печальную учтивость, такого настроя к борьбе не вызывал вообще. Там ты как крыска тыкаешься носом в толстые стенки стеклянной банки.

"Подпишите", "Как Ваше самочувствие?", "Это частый побочный эффект", "Надо набраться терпения", "Подпишите еще раз согласие" — вежливые, осторожные в словах; покажется, что они и правда участливы, но я же знаю, что им нужно. И, впрочем, мне наплевать. У меня своя цель, и это единственная рука, что мне протянули за последние два года. Никаких уже обещаний, никаких сладких капсул для горьких порошков: говорим открыто, профессионально (атлас, как же он меня подковал до поездки), потому что я прыгаю в пропасть. Я не знаю, окажется ли она обманчиво высокой и сулящей мне настил из прелых трав и мха, или же я разобьюсь ко всем чертям, захлебнувшись последним судорожным вдохом.

Я падала. Боясь сорваться в падение, я цеплялась пальцами за бортик кровати, поглощаемая раскаленным шаром боли, расширяющимся от поясницы к тазу.

— Игла внутри, не двинься, — предупредил Михаил Николаевич (он же Зайка).

— Класс, — говорю, впиваясь зубами в губу. Все.

— Да уж, обнадёжил, — смеётся он, и мне тоже становится смешно, но я могу смеяться только внутри, ощущая себя бабочкой на игле коллекционера.



Впрыскивание. Игла пошла наружу. Всё. Я ощутила пустоту неба под животом.


И в этом небе я бродила частью сознания уже через полтора часа после процедуры. Мне писали и звонили многие, и сначала я отвечала, а потом тело обратилось в желе, язык стал казаться неудобным, и было так ужасно холодно.


Зеро пришел, почти сразу завалился ко мне на койку, стал шутить там свои шутки и мешать мне умирать. Я всегда воображала себе идеалом собственных утончённых и отважных страданий, как я такая буду помирать, а кто-то будет лежать рядом на больничной кроватке. Но Зеро и Алиса вечно портят флёр моей смерти. Доверь вот им книгу, они ж всю презентацию испортят! Х)


Но зато я перестала тогда так дрожать.

Зеро принёс мне смерть от смерти и помешал умереть, как всегда.

Мне кажется, когда у меня сердце и мозговая деятельность остановятся, меня положат в гроб и повезут на похороны, Алиса и Зеро придут, испортят все, и придется воскреснуть. Они ещё там споются, и это будет комбо-сила.


Мне было нереально плохо (но чуточку лучше, когда пришел Зеро) в первый день пункции, а эффекта не было. И на следующее утро Зайка принёс бумаги на более высокую дозу. Дал он мне бумаги, ручку, стоит со всем своим невероятно умиляющим участием в глазах возле меня, а меня-то и переклинило: не хотелось по новой впрягаться. Вообще было разочарование. Я сидела с этой ручкой, залипала в бумаги, а потом вспомнила Алису, вспомнила разговор с Владимиром, три дня в июне и поставила подпись. Мне всё ж таки хватило сил.

И через два дня я подписала, считай, согласие на операцию, хотя до сих пор почти всё время лежу из-за постпункционного осложнения. Вернулась домой нервной, но твёрдой в одном решении: вести бой я буду до конца. Любой исход будет моей победой.
81; часть 4 Киро 1301 17:00:23

вместе против дураков

Шаг 2
Искусное размышление

Подробнее…Искусное размышление состоит в отказе от негативных мыслей, к которым относятся цепляние, ненависть и жестокость, и замещении их благими мыслями, к которым относятся отпускание, любящая доброта и сострадание.

Отпускание
Отпускание противоположно страстному желанию или привязанности. Вы можете считать его высшей формой щедрости. Следуя по пути Будды, мы имеем возможность отдать или отпустить всё, что не даёт нам достичь нашей цели, высшего счастья: имущество, людей, убеждения, мнения и даже привязанность к собственному уму и телу.

Мы должны отказаться не от вещей, которые у нас есть, не от семей или друзей, а от ошибочного ощущения, что всё это принадлежит нам.

Щедрость в связи с материальными вещами
Самый лучший вид даяния – то, при котором мы не ожидаем ничего взамен, даже благодарности. Мы даём со знанием того, что в нашем сердце уже и так присутствует всё, что нам нужно для счастья. Такое даяние мотивируется чувством полноты, а не утраты.

Цепляние за людей, переживания и убеждения
Однако даже в хороших отношениях может присутствовать элемент цепляния. Все счастливые семейные пары надеются, что их брак не распадётся. Всегда присутствует элемент страха: «Он уйдёт» или «Она умрёт». Мысли об этом могут быть очень болезненными, но мы должны понимать, что любой брак, каким бы счастливым он ни был, заканчивается расставанием. Даже если супруги живут вместе пятьдесят лет и счастливо умирают в один день, в момент смерти им приходится расстаться и пойти разными путями, зависящими от их поступков в прошлом.

Как бы крепко мы ни держались, всё в этом мире течёт и меняется со временем. Образы, за которые мы так крепко держимся, разобьются вдребезги. Каким же сильным будет тогда наше страдание!

Если мы не цепляемся, наш ум всегда спокоен.

Будда всегда нёс своё уединение с собой, даже в толпе. В его отношении совершенно отсутствовала привязанность.

Однако наши идеалы, мнения и воззрения также характеризуются непостоянством. Вспомните, во что вы верили, когда вам было шестнадцать или тридцать лет, и вы увидите, как изменчивы ваши убеждения.


Работа со страхом
Подробнее…Начав борьбу с идеями, питающими ваш страх, вы практикуете внимательность в действии.

Вы узнаете, что страх – это просто естественное состояние ума, которое возникает и исчезает. Оно нематериально и не может причинить вам вреда.

дискомфорт вызывают не сами состояния ума, а ваше отношение к ним.


Любящая доброта
Подробнее…Говоря, что вы любите такого-то человека, вы обычно зарождаете в своём уме эмоцию, обусловленную поведением или качествами этого человека. Возможно, вы восхищаетесь внешностью, манерами, идеями, голосом или взглядами любимого. Если изменятся эти условия или ваш вкус, ваши прихоти и причуды, то, что вы называете любовью, может также измениться. В крайних случаях ваша любовь может даже превратиться в ненависть. Эта пара «любовь – ненависть» пронизывает все наши обычные привязанности. Вы любите одного человека и ненавидите другого. Вы любите сейчас и ненавидите позже. Вы любите, когда вам этого хочется, и ненавидите, когда вам этого хочется. Вы любите, когда всё идёт гладко и замечательно, и ненавидите, когда всё катится в тартарары.

Если ваша любовь меняется подобным образом в зависимости от времени, места и ситуации, тогда то, что вы называете любовью, не является искусными мыслями, связанными с любящей добротой. Это может быть эротическое влечение, алчное стремление к материальной обеспеченности, желание чувствовать себя любимыми или какая-то другая замаскированная форма алчности. Настоящая любящая доброта не имеет скрытых мотивов. Она никогда не превращается в ненависть со сменой обстоятельств. Она никогда не заставляет вас гневаться, если вам не отплатили добром на добро. Любящая доброта мотивирует вас действовать с добротой по отношению ко всем существам в любое время и говорить мягко как в их присутствии, так и в ситуации, когда их нет рядом.

Полюбите своих врагов
Человек, ум которого наполнен проблемами, может вести себя так, что это оскорбит нас или причинит нам вред. Мы называем такого человека врагом. Но на самом деле никакого врага не существует. Проблемы для нас создаёт негативное состояние ума этого человека. Внимательность показывает нам, что такие состояния ума не вечны. Они временны и подлежат изменению и исправлению.

С практической точки зрения лучшее, что я могу сделать, чтобы помочь своим врагам справиться с их проблемами, это обеспечить собственное спокойствие и счастье. Если бы все мои враги освободились от боли, неудовлетворённости, болезней, неврозов, паранойи, напряжения и тревоги, у них не осталось бы причин, чтобы быть моими врагами. Когда мой враг освобождается от негативности, он становится таким же, как и все остальные: прекрасным человеческим существом.


Работа с гневом
Подробнее…Как бы ни поступали вы сами, одно можно сказать точно: ваш гнев в итоге причиняет больше вреда вам, чем тому, на кого вы злитесь.

Лучшее противоядие от гневных чувств – это терпение. Терпеть – не значит позволять другим вытирать о вас ноги. Терпеть – значит при помощи внимательности выиграть время, чтобы затем совершить правильный поступок. Когда мы отвечаем на провокацию терпением, мы говорим правду в подходящий момент подходящим тоном. Мы выбираем мягкие, добрые и уместные слова, словно говорим с ребёнком или дорогим другом, стараясь не позволить ему сделать того, что навредит другим и ему самому. Вы можете повысить голос, но не испытывать гнева. Вы используете искусные средства, чтобы защитить того, кто вам дорог.

[ссылка на притчу]
http://13011994.beon.ru/0-53-49.zhtml

Вот несколько шагов, которые вы можете применять на практике, чтобы преодолеть гнев.
Осознайте свой гнев как можно скорее.
Будьте внимательны к своему гневу и почувствуйте его силу.
Вспомните, что вспыльчивость крайне опасна.
Вспомните о неприятных последствиях гнева.
Практикуйте сдержанность.
Осознайте, что гнев и его причины непостоянны.
Вспомните, как терпелив был Будда с брахманом.
Измените своё отношение: проявите доброту и помогите другому.
Измените атмосферу, предложив человеку, на которого вы гневаетесь, подарок или услугу.
Вспомните о преимуществах практики любящей доброты.
Вспомните, что в один прекрасный день все мы умрём, и не в наших интересах умереть в гневе.


Сострадание
Подробнее…Предположим, что кто-то относится к вам высокомерно и пренебрежительно. Отношение любящей доброты помогает вам увидеть, что такое грубое поведение, вероятно, является результатом какой-то проблемы или внутренней травмы, которую несёт в себе этот человек. Поскольку вам в своей жизни также пришлось столкнуться с проблемами, в вас возникает сострадание и вы думаете про себя: «Должно быть, этот человек страдает. Как я могу ему помочь? Если я рассержусь или расстроюсь, то ничем не смогу ему помочь. Возможно, я даже доставлю ему ещё больше неприятностей».

Потрясающему состраданию последователей Будды посвящена одна махаянская легенда.
Жил когда-то монах, практиковавший медитацию на сострадании и желавший накопить достаточно заслуг, чтобы увидеть Меттею, Будду любящей доброты. Практика монаха настолько смягчила его сердце, что он никогда не причинял вреда живым существам.
Однажды он увидел собаку, которая лежала на краю дороги и выла от боли. На её теле была открытая рана, кишевшая личинками червей. Монах склонился над собакой. Сначала он решил убрать личинок из раны, но затем подумал: «Если я использую палку, чтобы убрать червей, то могу поранить их. Если я использую свои пальцы, то могу раздавить их, ведь они такие нежные создания. Если я положу их на землю, кто-нибудь может на них наступить».
Тогда он нашёл выход. Он отрезал кусок от своего собственного бедра и положил его на землю. Затем он встал на колени и высунул язык, чтобы при помощи него перенести личинок из раны собаки на кусок собственной плоти.
Когда он это сделал, собака исчезла. На её месте появился Меттея, Будда любящей доброты.

Сострадание к самим себе
Более того, подлинная практика сострадания по отношению к другим возможна лишь на фундаменте сострадания к самим себе.

Если мы будем помнить, что наши ошибки обусловлены нашим собственным страданием, то сможем относиться к себе с состраданием, вместо того чтобы строго судить и оскорблять себя.

Сострадание к нашим родителям
Вместо того чтобы винить их в действиях, вызванных спутанностью ума, подумайте о боли и страданиях, которые причинял им их спутанный ум, пока они бились над задачей воспитания ребёнка.

Не зацикливайтесь на отношениях своего детства.

Сострадание к вашему партнёру
Практика сострадания по отношению к собственному партнёру требует щедрости и терпения. У каждого из нас свой стиль. Кто-то очень эмоционален – таких людей легко рассмешить или заставить заплакать. Другие с трудом выражают свои чувства словами и вообще никогда не плачут. Кто-то лучше всего чувствует себя за работой и тратит на неё много времени. Кто-то торопится поскорее закончить работу и провести время за чтением, медитацией или в гостях у друзей. Ни один из этих подходов не является правильным или неправильным. Если один из партнёров любит работать, а другой – путешествовать, это не значит, что кто-то из них наслаждается жизнью больше, а кто-то – меньше. Оба они стараются избежать страданий и быть настолько счастливыми, насколько это возможно. Оба могут быть хорошими и добрыми людьми. Сосредоточьтесь на хороших качествах своего партнёра.

Бывает, что после ссоры ваше сердце становится холодным по отношению к вашему партнёру. В вашем уме снова и снова возникают гневные мысли, вы защищаете свою позицию и осуждаете своего партнёра за недостатки. Может потребоваться серьёзная внутренняя работа, чтобы в вас возникло сострадание. В ходе медитации вы можете рассмотреть собственные неискусные действия тела, речи и ума, обнаружив то, каким образом в вас проявляются алчность, ненависть, ревность и гордыня. Что бы ни натворил ваш партнёр, если вы испытываете обиду, это говорит о ваших собственных недостатках. Возможно, вы за что-то цепляетесь? Привязанность и искренняя любовь очень далеки друг от друга.

Если вы не можете мириться с тем, как развиваются отношения, и ничего не можете исправить, возможно, вам и вашему партнёру придётся расстаться. Но уходите с любовью, с признанием собственных недостатков и добрыми пожеланиями вашему партнёру. Какой смысл причинять ему ещё больше боли вспышками гнева и обвинениями?

Очень важно не сравнивать свои поступки с поступками вашего партнёра и не осуждать его поведение как неискусное. Сосредоточьтесь на своих собственных действиях и примите на себя ответственность за них. Вспомните те моменты, когда вы смотрели в глаза своему партнёру и видели в них боль, которую вы ему причинили. Напомните себе, что вы заставили страдать человека, которого любите. Если вы сможете признать свои ошибки, если сможете увидеть, какую боль причинили ваши действия и обнаружить внутри себя чувство заботы о благополучии своего партнёра, то освободите поток сострадания и любящей доброты.

Допустим, утром между вами произошла отвратительная ссора. Вечером ваш партнёр возвращается домой, напряжённый и озлобленный, и с опаской смотрит на вас, чтобы выяснить, сердитесь ли вы. Но вы исследовали свои недостатки и открыли в своём сердце источник любви и сострадания, и поэтому отвечаете на взгляд своего партнёра мягким и тёплым выражением лица. Благодаря вашему состраданию ваши отношения исцеляются.


Внимательность к искусному размышлению
Подробнее…мы должны искусно работать с неблагими мыслями сразу, как только они возникают. С такими мыслями необходимо работать без промедления даже вне медитационной сессии. Все эти усилия называются внимательностью к искусному размышлению.

Предположим, в ходе медитации я теряюсь в гневных мыслях о незнакомце, который меня оскорбил. Я перепробовал все методы преодоления этих мыслей, но мысли остались. Итак, я исследую их. Сначала я смотрю, как эта мысль повлияла на мою практику, как она создала напряжение в моём теле, повлияла на моё кровяное давление и создала устойчивое ощущение злонамеренности по отношению к этому человеку. Я вижу, что эти гневные мысли вредны, поскольку причиняют мне боль и влияют на мой ум так негативно, что я даже могу причинить вред другим людям. Затем я, возможно, задумаюсь о том, какое смущение испытал бы, если бы другие люди узнали о моих мыслях, и развиваю полезное в данной ситуации чувство стыда за то, что подобные мысли владеют моим умом. Зачастую такое исследование позволяет установить достаточную дистанцию между нами и мыслью, чтобы освободить ум от негативного состояния.

Когда ум очищен, я исследую свои мысли глубже, размышляя о том, что их вызвало. «Почему я так долго оставался расстроенным, после того как меня оскорбили?» – спрашиваю я себя. «За что я так цеплялся и что позволило оскорблению застрять в моём уме?» Я могу обнаружить, что причина – в моём прошлом и не имеет никакого отношения к этому оскорблению.

Если у вас возникает навязчивое желание, например поесть мороженого или купить новый музыкальный диск, вы можете использовать эту возможность для развития его противоположности, щедрости. Вы можете размышлять таким образом: «Прямо сейчас мне это не нужно. Я могу отпустить это желание». Если вы щедры, а ваше сердце открыто, рано или поздно ваше желание этого чувственного удовольствия уменьшится. Тогда вы сможете осознать, каким мелочным или эгоистичным на самом деле было ваше желание. Сделав это, вы лучше поймёте природу страстного вожделения. Вы используете это новое понимание, чтобы изменить свой образ мыслей в лучшую сторону, а затем возвращаетесь к дыханию.


Ключевые моменты внимательности к искусному размышлению
Подробнее… Наши мысли могут сделать нас счастливыми или несчастными.
Цепляние за что бы то ни было: формы, чувства, восприятия, ментальные образования или сознание – делает нас несчастными.
Если возникает страх, позвольте ему вырасти и пронаблюдайте, как он достигнет своей высшей точки и исчезнет.
Любящая доброта, чувство связи со всеми существами и искреннее желание сделать их счастливыми имеет далеко идущие последствия.
Осмысление неблагих мыслей – важнейшая часть практики медитации.


Категории: Буддизм
Сперва удар, потом толчок, теперь печет. Грудь жжет, воду лейте! Приблуда 14:56:17

Loosing in everyth­ing. Grabbin­g in every hope

А я все еще пьяная
Подробнее…И в голову все еще лезут тупые мысли
На балконе я стояла долго, умудрившись даже упасть. Жаль только, что не из него
Отвратительно-прекрасное состояние. Время проносится быстро, мысли все более оптимистичные. Но от подобного отходняка из жизни хочется откинуться еще больше
Я все еще нуждаюсь в твоей помощи
показать предыдущие комментарии (1)
15:42:44 Приблуда
Затем, что отсутствие отходняка и алкашки тоже приводит к суициду, но с более мрачными мыслями и ежесекундным самобичеванием
20:39:57 Ямочки
ты ищешь смерти с позитивным настроем? :-\­
01:19:04 Приблуда
Нет, я просто не люблю загоняться
10:23:54 Ямочки
ну понятно
Дети Кантареллы - Корина. Rony Key 11:21:09
- Корина, а ну подь сюда! - громкий голос отца привычно разносится по маленькому дворику. Девочка лет двенадцати, сидящая за забором вокруг дома,привычно втягивает голову в плечи, не стремясь отозваться. Не с таким отцом нужно отзываться на каждый окрик. Не с отцом, ставящим эксперименты над собственной дочерью.

Это длилось уже столько, что Корина и не помнит. Иногда ей казалось, что так было всегда. Почему отец ставил эксперименты именно над ней? Кто бы знал... Может, винит за смерть матери. А может... давно уже сошел с ума.

Это пугает больше, чем если бы он творил все эти зверства в твердом уме. Так еще оставался маленький шанс на прекращение этого кошмара. Но тот не прекращал. Вечные уколы, вечная синяки и раны, никогда не сходящие с кожи. Да и когда бы им успеть? Не успеет зажить что-то одно, как сверху делают что-то следующее. Не прекращающийся кошмар, выполняемый отцом.

- Корина, ты где, девчонка?! - снова зло шипит отец. Судя по звукам расхаживает по двору. Девочка прячется, потому что не хочет участвовать в новом эксперименте. Недавно на приеме у какого-то короля, он увидел Ядовитую принцессу.

Прекрасную красавицу, с белоснежной смертоносной кожей. Великолепные каштановые волосы шелковистым каскадом спускались ниже талии, сверкая на солнце яркими золотистыми бликами. Глубокие яркие голубые глаза величественно взирали на мир, заставляя всех преклоняться.

И ее отец был покарен с первого взгляда. Корина до сих пор помнит, как он недавно с лихорадочным блеском в глазах рассказывал ей об этой встрече. Помнит, как он на секунду остановился и пристально уставился на нее, будто бы пришел к страшному непоправимому решению. И девочка сбежала.

Конечно, уйти далеко от дома она не могла. Да и куда уходить? Они жили в небольшом домике посреди леса. Не бог весть какое удобное расположение, но для экспериментов самое то. Да и стоило ли жить в деревне, если эксперименты-то идут над дочерью? Вряд ли бы они это одобрили, если бы вообще не приняли его за колдуна.

А с колдунами у них разговор короткий: удар по голове и все. Если выжил, повезло. Правда, можно ли назвать везением то, что тебя свяжут по рукам и ногам и кинут в реку? Едва ли. А могут ведь и вовсе привязать к дереву и оставить на съедение волкам.

- Корина! Иди сюда!!! - снова кричит отец, уже который разобходя двор. Интересно, когда он поймет, что ее нет во дворе? Догадается ли выйти за забор? Должен ведь понимать, что дальше трех метров ,блудная дочь уйти не сможет. Нет никакого желания попасть в лапы к местным хищникам. Вернее, в зубы. - Корина!!! Вот ты где, дрянная девчонка!

Больно хватает за руку и тащит за собой, не замечая, как оставляет на тонком запястье красные отпечатки пальцев, которые позже должны перелиться в синяки. Корина тихо всхлипывает, стараясь сделать это как можно беззвучнее. Отец ненавидит слезы и всегда жестоко наказывает за них.

Затаскивает в лабораторию и пристегивает ко столу, не оставляя ни малейшего шанса на спасения.

- Ты станешь такой же удивительной... - глаза единственного родного человека, а сейчас еще и худшего палача для девочки фанатично и лихорадочно сверкают. Можно опять подумать, что он сошел с ума. Но... нет, все свои действия отец совершает осознанно. - Ты превратишься в лучший мой эксперимент... Я примерно понял, что нужно сделать, чтобы добиться такого эффекта. Конечно, такой же красивой ты стать не сожешь, но.... Гордись! Ты послужишь во славу науки!

Корина со все возрастающим ужасом смотрела на спокойные приготовления отца, который, кажется, всерьез решил добиться своего. Ему даже в голову не приходило, что он совершает непоправимое. Это было... ужасно.

После первого же укола пришла боль. Девочку лихорадило, рвало, она извивалась, пытаясь избавиться от связывающих ее веревок. Бесполезно. Отец следил за ее состоянием, изредка поя водой или обтирая влажной тряпкой. Первая же маленькая порция яда доставляла такие страдания, что девочка хотело умереть. Но... каким-то чудом выжила.

Убедившись в небольшом благополучие дочери, отец принес ей еду, в которой была растворена небольшая порция еда. И все по новой. Дни сплетались для Корину в одну череду страданий, которые хотелось прервать любыми способами. К сожалению, отец никогда не оставлял ее в одиночестве. А если о оставлял, то связывал по рукам и ногам, не оставляя ни малейше попытки вырваться.

Между приемами яда с каждым днем проходило все меньше и меньше времени. Если ее и кормили, то опять-таки едой с ядом. Корина боялась. Она не понимала, почему отец делает ей больно, чего он хочет этим добиться? Доказать, что он лучший ученый королевства? Но сможет ли он это доказать, особенно если узнают о ней? Узнают, что он принес в жертву собственную дочь?

Постепенно яд становился для девочки все более и более незаметен, пока не пропал совсем. Она уже не морщилась, поедая горькую еду, которая приносила страдания и резь. Привыкла... Уже не обращалась внимания на уколы, которые вживляли в ее кровь все больше и больше яда.

Но сколько бы времени не проходило, отец не был доволен. Он постоянно что-то бормотал себе под нос, пытаясь изобрести все новые и новые способы для достижения нужного результата. Корина покорно воспринимала все то, до чего додумывалась больная фантазия отца.

В боли и ужасных пытках прошли тригода... У отца наконец получилось сделать нечто похожее на Ядовитую принцессу. Красавицей Корину назвать была сложно, но как и хотел отец она смогла стать ядовитой. Любое ее прикосновение убивало все живое. А отец будто бы не замечал этого, стараясь при каждой удобной возможности дотронуться до дочери. Но та неизменно шарахалась прочь, не позволяя ни себе, ни ему ни единого прикосновения.

Теперь Корина могла спокойно ходить по лесу, не опасаясь нападения дикого зверя. Тесловно бы чувствовали яд и не спешили подбегать. Однажды, девушка случайно нашла огромный водопад, воды которогоразбивались­с огромной высоты о камни, хрустально позванивая. Она целыми днями просиживала на камне рядом с ним, с грустью наблюдая увядающую траву у ног. Да, отец добился того, чего хотел. А еще он сломал ей жизнь.

Однажды отец приказал дочери красиво одеться и предупредил, что к ним приедуд гости. Корина испуганно распахнула глаза, недоумевая. А потом и вовсе охнула, услышав о превосходной задумке отца. Превосходной, конечно, ее считал сам гений, а вот дочь лишь ужасалась происходящему.

Дело в том, что тот решил взять несколько сироток и вырастить из них подобие Ядовитых принцесс, а еще подоьбие ее. Сегодня должны были прибыть высокие гости, которые собирались спонсировать проект. Зачем им ядовитые девушки? Ну мало ли способов убрать ненужных конкурентов? А этот и вовсе... самый гуманный.

Высокопоставленные гости приехали вечером. К сожалению, не одни. Два стражника толкали перед собой закованного в цепи преступника. Совсем молодой парень. Лет восемнадцать наверное. Корина тихо охнула, когда тот на нее посмотрел и весело подмигнул, сверкнув зелеными кошачьими глазами. Вот только девушке было отнюдь не весело.

- Этот преступник наказан за покушение на убийство одного из... Впрочем, вам не следует этого знать. - краем рта улыбнулся один из гостей. Он все время сальным взглядом окидывал стоящую в углу Корину, но подойти не пытался. И слава богу! В какой-то степени девушка даже начала испытывать к отцу нечто похожее на благодарность за яд. По крайней мере, изнасиловать ее никто не сможет. - А у вас как раз поживает такой превосходный экземпляр... Так что мы привезли его для эксперимента.

- Корина, тебе нужно его всего лишь поцеловать. - она видела, как отец лихорадочно сверкает глазами, радуясь возможности доказать свои научные изыскания. Вот только ничего кроме тошноты это не вызывает. Девушка не двигается с места. Лишь внимательно смотрит на гостей, грустно улыбается и качает головой:

- Нет.

- Корина!!! Тебе нужно это сделать!!! -рявкнул отец, подскакивая на месте и размахивая руками.Девушка сделала пару шагов назад, не собираясь выполнять требования. Серые глаза испуганно расширились, когда Корина посмотрела на криво ухмыляющегося парня.

- Нет! Он умрет! - Корина растерянно посмотрела на отца. Замотала головой и шарахнулась к стене. - Нельзя так!

- Он - всего лишь преступник! Пойми это. К тому же, он в любом случае умрет... - устало сообщил один из гостей, почти с ненавистью глядя на упрямую девчонку. Мало того, что та глупа и не умеет держать себя в руках, а еще и упряма как осел. Так еще и задерживыет их в этой дыре! А дел нынче у Главного дознавателя не мало... - Ты сделаешь ему огромную милость, если его казнь свершится всего лишь через поцелуй. Быстро и относительно безболезненно. Уж лучше так, чем медленноечетвертова­ние.

- Но...

- Целуй, красавица. - хрипло и издевательски хохотнул парень, кривя разбитые губы. - Уж лучше ты, чем наши Достопоч-ч-чтенные палач-ч-чи!

Корина растерянно посмотрела на него, не решаясь приблизиться. Прикусила чуть пухлую губу, покосилась на отца, гостей. Нерешительно приблизилась к нему, присела на корточки и быстро, не глядя, мазнула губами о его. А потом отскочила, наблюдая за сотрясающимся в конвульсиях телом. Еще несколько секунд, и преступник затих.

- Ну что же, эксперимент прошел удачно. Наше министрество выделит вам финансирование.Перв­ая партия малышек для второго эксперимента прибудет завтра. Ждите.- бесстрастно сообщили палачи, забрали тело и уехали. Лишь несколько капель крови осталось как напоминание о произошедшем.

Корина вздрогнула и растерянно огляделась. Завтра... Маленькие девочки, которым испортят жизнь просто потому, что те сироты. Потому, что они понадобятся для таких вот казней? В этом-то девушка и сомневалась. Слишком легко и просто, чтобы быть правдой.

- Отец, есть ли способ вернуть тело в прежнее состояние? - тихо спросила девушка, сжав кулаки так, что ногти впились в ладони.

- Что? Нет, конечно. - глухо хохотнул безумный ученый, устравиваясь в кресле. - Я наконец совершил главное дело всей своей жизни!!!

- Какое? То, что испортило жизнь мне? - глухо спросила Корина. Отец не ответил. Впрочем, девушка и не ждала ответа. Она лишь грустно вздохнула. Решиться на то, что она собралась сделать? Безумие. Но... Это единственный способ уберечь ни в чем не повинных малышек. - Прости, отец.

Корина просто коснулась щеки отца, который в первое мгновение дернулся, растерянно расширив глаза, а потом и вовсе упал на пол, заставив дочь отскочить. Девушка не смотрела на его мучения. Лишь вышла во двор, где к ней подбежал котенок. Глупенький Раш, подбегающий даже несмотря на то, что она ядовита. Она лишь усмехнулась и покачала головой, уклоняясь от поглаживания золотистой мягкой шкуркой о ноги.

Через пять минут все было кончено. Корина смотрела на мертвое тело отца и... ничего не чувствовала. Словно ее отец умер давным давно, а здесь жило лишь бездушное жестокое тело, сошедшее с ума из-за ложного величия. Как горько...

Нужно было уничтожить записи, и Корина подожгла дом. Тот занимался не охотно, явно не хотел гореть, но вскоре занялся весь, напомнив один огромный факел. Девушка молча покачнулась и направилась в сторону обрыва. Она знала, что записи сгорят точно. Именно их она и подожгла.

Она не хотела, чтобы кто-то пострадал из-за глупых исследований отца. Эти записи не могли никому принести счастья. Лишь несчастья и боль. Какие глупые исследования... И на ЭТО ее отец потратил больше пятнадцати лет своей жизни?

Раш золотистым облачком поскакал следом. Корина криво усмехнулась, наклоняясь и подхватывая его на руки. Все же, отправляясь в последний путь ей нужна была некая поддержка. Прыгнуть с обрыва, чем не достойная смерть? Лучше уж так, чем если бы ее завтра обнаружат эти палачи и увезут в город, чтобы отправить в лабораторию. Нет уж, лучше смерть.

Когда Корина уже почти скрылась в лесу, ее окрикнули. Девушка обернулась. Перед ней стоял невысокий парень с растрепанными черными волосами изелеными глазами. На вид ему можно было дать не больше семнадцати, но остро прищуренные глаза и складка между бровями выдавали совсем не детский характер. Небрежная, но достаточно богатая одежда явно говорила о том, что он не так и прост.

- Ты верь Корина Альней? - тихо спросил незнакомец, чуть склоняя голову на бок. Девушка нахмурилась и попятилась назад. Заметив это, тот поспешил пояснить. - Не волнуйся, я здесь не за этим. Мне нужна помощь! Твой отец исследовал Ядовитых принцесс, так?

- Да. - на грани слышимости прошептала Корина, настороженно глядя на него. - Что вам нужно?

- Дело в том, что у меня есть... ммм... подруга. - брюнет замялся и покраснел. - Она мне нравится. Очень! Но... Понимаешь, она - одна из Ядовитых принцесс!!! А сейчас она заболела! Можно сделать так, чтобы ее тело перестало быть ядовитым? Ведь ей очень плохо!

- Нет. - Корина грустно улыбнулась. - Ядовитых принцесс невозможно вылечить. К сожалению, это невозможно.

Развернулась и направилась было в лес, но остановилась. Не оборачиваясь, прошептала:

- Без яда мы... наш организм начинает вскоре разрушаться, чторано или поздно приведет к гибели. Мне жаль. Передай ей, что мне и правда жаль.

­­

Музыка Просто следуй за своей мечтой
Настроение: Воздушное.
Хочется: отдыха
Категории: Мои истории
четверг, 16 августа 2018 г.
Больше не одна - Атака Титанов, Хвост феи. Male! Микаса/Эрза Скарлетт. Rony Key 16:46:02
Эрза.

Больно... Не физически, душевно. Но разве это важно? В мире, где страдают тела, на души не остается времени. А она сильная. И она справится. Нет, не так. Она просто обязана быть сильной. Но Эрза обязательно справится. Ведь не зря именно она - Титания, Железная леди, Алый танцующий демон. Какое бы прозвище не выбирай, оно демонстрирует ее силу. Ее никто не поставит на колени. Никто не увидит ее слез. Она этого просто не позволит. Эрза готова ходить босиком по стеклу, если это хоть кому-то поможет спастись. Таков удел сильных. А она - сильная.
Титания... Эрза уже ненавидит это прозвище, а ведь раньше ей было на него все равно. Только что почти ее тезка сожрал человека. К горлу подкатывает тошнота. А по телу разливается предательская слабость. Ей страшно. Но... она не позволит никому этого увидеть. Это нормально. Все бывает в первый раз. Но она должна... Нет, просто обязана справиться. А значит так и будет. Ее не согнуть.
Все же... это не Фиор. Та, прошлая жизнь, напоминало сказку. Пускай местами очень грустную и жестокую, но все-таки сказку. А этот мир... Это какой-то кошмар. Человечество оказалось на грани гибели. Причем больший вред ему наносили даже не титаны, а именно сами люди. Именно они могли легко столкнуть некогда бывших союзников со стены, если бы это помогло им прожить еще хоть мгновение. От этого Эрзу тошнило в буквальном смысле. Их же можно было спасти. Можно... Но кто-то решил, что просто не надо. А самое печальное было то, что сама Хвостатая фея хотела спасти всех вокруг гораздо больше, чем они, жители этого мира. Они хотели лишь спасти свои шкуры. От этого тоже становилось... больно?
Отправляясь буквально месяц назад на задание, Скарлетт и представить не могла, как ее жизнь круто сменит направление. Оказаться в другом мире почти без магии - это плохо? Возможно, но гораздо хуже именно обитателям этого мира. Ведь у них такой сказки, как у нее, не было. Еще Эрза поняла, что здесь ненавидят все необычное. Именно поэтому ей приходится скрывать свои волосы под банданой. Уже бывали претенденты на ее убийство. Правда, у них ничего не получилось. Но все равно было неприятно. Магия не исчезла, а просто ощущалась внутри. Но вылезать и хоть как-то проявляться не спешила.

***



- Кто ты, новичок?!!! - уже наверное в десятый раз орет инструктор, остановившись напротив Скарлетт. Скольким, интересно, он говорил подобное? Сто четвертый набор... Многим. Интересно, многие из этих многих выжили? Мужчина снова нетерпеливо повторяет тот же вопрос. Интересно, зачем так орать? Хотя это же армия. Девушка не отвечает. Лишь смеривает того оценивающим взглядом. Страха в ее глазах, как и благоговения, нет. Лишь еле заметная черная капелька грусти лежала на дне карего равнодушия.
И вообще, складывается такое впечатление, что обладательница этих темно-карих глаз гораздо старше, чем выглядит сейчас. Пожалуй от этого становилось не по себе. Будто она видела уже слишком многое, будто бы через слишком многое уже прошла. Ей же всего семнадцать. Откуда это неприятное ощущение?
- Эрза Алая. - привычное имя-кличка соскакивает с губ прежде, чем аловолосая успевает хоть что-то сообразить. Исправляться уже поздно. Да и не имеет смысла. Главное сделать вид, что так все и задумано. - Стена Мария.
Именно так. Глаза в глаза. Не отводя их и не пытаясь увиливать. Своеобразная борьба, в которой ни один не хочет проигрывать. Инструктор отводит взор, про себя одобрительно хмыкая. Именно из таких получаются самые лучшие солдаты.
- Алая? Почему же? - без любопытства спрашивает Шадис. Так, для проформы.
- Прозвище. Друзья прозвали. Из-за цвета волос. - Скрываться или отпираться... Зачем? Титания никогда так не поступала. Так зачем же сейчас начинать? Тем более... разве перед будущими товарищами стоит скрывать правду? Это лишь плодит недоверие, которое в последствие может плохо кончиться. Она на своем опыте в этом убедилась. Слышатся тихие смешки. Это нормально. Все же, в этом мире нет такой богатой палитры цветов как в Фиоре. Правда под взглядом инструктора, хихиканье завяло на корню. Эрза распрямляет плечи и с вызовом смотрит прямо в глаза.
- Алые? Интересно. - хмыкает Кис, отходя к следующиму кадету. Скарлетт еле заметно расслабляется. Первое знакомство, можно сказать, прошло успешно.

***



Больше всего Эрза боится не вернуться в Фиор. Как же ребята без нее? А вдруг они думают, что она погибла? А Венди? Эрза ведь пообещала ее защищать. Тысячи вопросов клубятся в голове, мешая спокойно и ровно дышать. Да и сосредотачиваться на тренировках толком не получается. Правда ее тело действует само собой, автоматически. Но мысли о "Хвосте феи"... Неужели, Эрза совсем никогда туда не вернется? От этого становится почти физически больно. Но не так как душевно.
Однако, еще больше Эрза боится все же вернуться. Нет, она будет счастлива поначалу. Да и все остальные тоже, но не по началу, а совсем. Только... в какой-то момент ей нестерпимо захочется вернуться обратно. А это желание, почти физическое, рано или поздно ее погубит. Так какой в этом всем смысл, если ее сердце останется тут? Взгляд сам собой машинально обшаривает тренировочное поле, находя знакомую черную макушку. Застукав себя на этом, Титания раздосадованно мотает головой и зло отводит взгляд. Это война. В любой момент можно погибнуть. Тут не до романтики. Да и к тому же... Микас не видит ничего, кроме младшего брата. В Эрене для него весь мир. Его привязанность и впрямь какая-то ненормальная. Все давно уже ходят и зубоскалят, а Аккерману абсолютно пофиг.
Эрзе грустно и физически плохо. Нет, она не ранена и как прежде выполняет все рекомендации инструктора, уступая в физической силе только Микасу. Правда аловолосая вполне компенсирует это своей ловкостью. Но ходить и буквально каждый миг видеть в своих новых сослуживцах старых друзей, при этом не имея возможности их обнять... На это нужно иметь очень много сил.
Эрен и Жан - совсем как Нацу с Греем. Вечно цепляются к друг другу и дерутся. Вроде и друзья, но иногда ведут себя хуже врагов. Криста - вылитая Венди. Такая же добрая, чистая и заботливая. Только малышка Марвелл милее и дороже сердцу в тысячу раз. Имир - Шарли на пару с Дождией. Странное сочетание, но прокатывает. Армин - Леви, такой же умный. Только МакГарден, пожалуй, более смелая и говорит прямо то, что думает. А еще Арлетт напоминал своей робостью упомянутую выше Венди. Здесь всем можно было подобрать сравнение. И сколько бы Эрза не сравнивала, с каждым разом все с большим удивлением понимала, что сравнивает Аккермана с собой. Пожалуй, в женском обличие он бы был еще той стальной леди.

***



Мысли о семье мешают мешают спокойно жить. С каждым вдохом легкие печет все больше. Алая сгорает буквально на глазах. Феи не могут без магии. А ведь Эрза в первую очередь именно фея.
Девушка не привыкла показывать свои слабости. Она очень редко плачет. За всю свою сознательную жизнь не более десяти раз. А если и плачет, то этого никто не видит. Потому что Эрза не терпит слабости. Она сильная. Она сама совсем справится.
Девушка мучает себя, привычно хороня внутри все свои проблемы и переживания. Интересно, когда это началось? Она и сама не знает. Может быть в Райской башне? Там, где за широкой улыбкой, аловолосая привыкла скрывать свой страх и слезы и подбадривать окружающих? Кто знает. Возможно именно поэтому.
До предела расправленные плечи и прямая спина. Спокойный взгляд и тихая полуулыбка. Девушка делает все, что бы никто не заметил, как ей плохо. Но скрывать свои истинные эмоции абсолютно ото всех невозможно. Первой, как ни странно, тревогу забила Саша. Все чаще на пару с Конни эта забавная девушка отвлекала ее от мрачных мыслей. Скарлетт ненадолго оживала, даже стараясь влиться в общий балаган, но спустя уже десять минут ее взгляд приобретал привычную отрешенность. Даже клубничный торт, любимое лакомство Титании (И как только узнали?), которое эти чуды умудрились толи притащить, толи протащить, не возымел должного эффекта. Криста на пару с Имир пыталась выяснить в чем причина, но Эрза только отмалчивалась.
Находясь в раздумьях по поводу гильдии, аловолосая совсем не замечала, что черные глаза все чаще стали задерживаться на ее фигуре. Микас хмурит тонкие брови, о чем-то думая про себя. В такие моменты для него перестает существовать даже Эрен. А тот опять спорит с Жаном. Оба чуть ли не орут, но подраться пока не решаются. Возможно, это из-за инструктора, который маячит чуть сзади.
- Нацу, Грей, я же просила. - в полной тишине раздается недовольной голос. Аловолосая все еще в своих раздумьях. Но вот она мотает головой, стряхивая воспоминания. - Ах да. Простите. Перепутала. Эти оба ведут себя точно так же.
- Эм... Эрза-сан, а кто это? - робко спрашивает Армин.
- Друзья. - большего от нее невозможно было добиться. Она снова ушла в свои воспоминания, укрывшись плотным звуконепроницаемым панцирем.

Микас.

"Нацу и Грей..." - уже в сотый раз повторяя про себя невзначай оброненые Эрзой имена, брюнет до конца так и не смог понять свои эмоции. Ему ведь должно быть все равно, так? Так почему же он чувствует лишь глухое раздражение? И к тому же, что он знает про этих людей? Только их имена и то, что они ведут себя так же как его брат и Кринштайн.
- Интересно, кто эти Нацу с Греем? - тихо спрашивает шатен у блондина, переводя зеленые глаза в его сторону. Армин лишь пожимает плечами.
- Да понятное дело. Те, кто ей дорог. Ну или был дорог. - неожиданно вмешивается Райнер. Джагер задумчиво кивает. Человечество потеряло уже слишком многих из-за титанов. И где гарантия, что Скарлетт тоже не потеряла? Нет.
- Микас, ты чего? - шатен вопросительно смотрит на брата. Аккерман уже в который раз поражается тому, что тот может безошибочно определить на его обычно безэмоциональном лице смену эмоций. Брюнет лишь пожимает плечами. Раздражение никуда не ушло. Даже наоборот. Стало гораздо отчетливее. Хотелось пойти на тренировку и с помощью физической боли выкинуть из головы лишнее мысли.
- Ты злишься. - спокойно говорит Джагер, пристально наблюдая за Микасом. - Это из-за нее?
- Отстань от меня. - недовольно рявкает брюнет, буквально вылетая за дверь.
- Значит все же из-за нее... - в полной тишине тянет Эрен, заговорщицки переглядываясь с Армином и Райнером. Даже Жан согласился (так уж и быть) принять участие.

***



Отрабатывая, наверное, уже в сотый раз один и тот же удар, Аккерман корил себя за то, что сорвался. Теперь Эрен узнает и выпытает абсолютно все. Все же, вставать на пути у его брата - это, пожалуй, как встать на пути у титана. Абсолютно бесполезно. Да к тому же и самоубийство чистой воды.
Стоило признаться хотя бы самому себе, что эта девушка ему уже давно нравилась. Странная... Все время скрывающая свой настоящий цвет волос за черной банданой. Спокойная и решительная. Сильная настолько, насколько вообще может быть сильной девушка. Стоя с ней в спарринге, черноглазый никогда не признается ни ей, ни самому себе, что чуть-чуть поддается. Конечно, она все равно проигрывает. Но в этом случае этот проигрыш не так сокрушителен для ее гордости. Правда, узнай об этом сама Титания, Микасу ой как бы досталось...
Кулаки болели, но парень этого практически не замечал. Эрза ему нравилась. Ему хотелось быть с ней не просто спарринг-партнерами­, а друзьями. Хотя нет... Друзьями тоже быть не хотелось. Эмоции, связанные с ней, окрашивались совсем не в те краски. Хотелось касаться там, где можно, а особенно там, где нельзя. Поймав себя на этом мысли, Микас тряхнул головый, пытаяь вытрясти эту навязчивую поганку. Та ни как не хотела уходить. Мало? Значит еще двести отжиманий. Где-то на сотом причина его задумчивости его и застала.
- Не надоело еще? Ты ведь и так самый сильный на потоке. - видимо в качестве исключения Алая решила начать разговор первой. И даже села рядом, что было вообще из разряда фантастики.
- Нет. - односложный ответ. Парню впору радоваться, что из-за сумерек, та не может видеть еле заметного румянца. Микас смотрит на ее профиль, не забывая выполнять упражнение, и почти физически ощущает на себе ее пристальный взгляд.
- Давай заключим пари. - неожиданно предлагает девушка. Аккерман вопросительно изгибает бровь, впитывая в себя все ее черты и стараясь запомнить их как можно лучше. Мало ли когда такая возможность в следующий раз представится. - Ну так что?
- Условия? - Что бы Скарлетт не сказала бы, Микас уже согласился про себя. Все же обычно добиться от нее и половины действий, которые она сделала за последние пять минут, практически невозможно. Девушка смеривает его задумчивым взглядом.
- Правда. Я отвечу на любые вопросы. Но в случае проигрыша, и тебе придется говорить правду. Хотя... может этого мало... - темно-карие глаза принимают привычную, но тем и пугающую отрешенность.
- Нет. Согласен. - быстро выпаливает брюнет, пока Скарлетт снова не углубилась в себя. - Кстати, а что за пари?
- Ну... не знаю. - Алая задумалась. - Можно загадки или рукопашный бой. Только без всяких поддавков.
- Я не проиграю. - спокойно говорит брюнет и бледная улыбка появляется на губах. - Ты не с тем в рукопашке сойтись решила.
- Тогда и я постараюсь. - хмыкает девушка, принимая защитную стойку.

***



- Я же говорил. Ты не с тем в рукопашке сойтись решила. - снова хмыкает брюнет, смотря на поверженную соперницу и потирая руку. Хоть Скарлетт и была физически слабее его, но била очень сильно и больно. Точно синяк будет. Но черноглазого это совсем не волновало.
- Я так и думала. - Эрза еле заметно улыбается. Микас подозрительно смотрит на нее, но девушка этого словно не замечает. - Ладно. Я готова. Задавай вопросы.
- Настоящая фамилия?
- Скарлетт.
- Семья?
- Сирота. Настоящих родителей никогда не знала.
- Извини...
- Ничего. Продолжай.
- Любимый... человек? - на этом месте парень спотыкается. Об этом говорить... неприятно. Вроде бы и понимаешь, что такого просто не может быть и, когда узнаешь об этом, тебе будет житься гораздо легче. Но... проклятая нерешительность. А вдруг брюнет получит положительный ответ? И что ему тогда делать?
- Есть. - аловолосая задумчиво смотрит на небо. У Аккермана сами собой сжимаются кулаки. - Только мне кажется, что я его раньше любила. Раньше, не сейчас. Даже не любила... Это была какая-то очень болезненная привязанность. А сейчас... - кареглазая качает головой в такт своим мыслям. - Могу сказать, что есть такой человек, который мне, пожалуй, нравится. И ты его даже знаешь.
- Правда? И кто же? - Микас пристально наблюдает за ее эмоциями. - Помни, ты обязана говорить мне правду.
- Хм... Ну даже не знаю... - тянет аловолосая, а губы сами собой растягиваются в еле заметной улыбке. Микас это замечает и, не выдерживая напряжения, притягивает опешившую Скарлетт к себе и целует.

***



- И все же. Какой твой настоящий цвет волос? - задумчиво спрашивает брюнет, как можно крепче прижимая Эрзу за талию к себе. Та щурит глаза и расслаблено теребит концы его волос. Все же ей так давно хотелось к ним прикоснуться. Правда, знать об этом парню совершенно необязательно. У каждой девушки должен быть и свой секрет. Например, что Титания - волшебница.
- Алый. Ты не веришь? Хочешь покажу? - спрашивает девушка, руки которой начали теребить алый шарф на шее брюнета. Тот хмыкнул и перехватил через чур уж расшалившееся ладошки, прижимая их к губам. - Вредина.
- Хочу. Потому что я буду единственным, кому ты их показала. Красивые. - протянул Микас, когда девушка их распустила, позволив тяжелой алой волне заструится по плечам.

Оба сидели и молчали. Обоим было достаточно того, что между ними произошло. Конечно, возможно, стоило говорить красивые слова и так далее. Но... стоило ли это того? Красивые слова всегда останутся лишь красивыми словами. Главное сокровища любого человека - это их действия и поступки. И душа.
Возможно они не будут афишировать на людях свои отношения, но они всегда могут рассчитывать друг на друга. В любых отношениях не это ли самое важное?

- Ты знаешь... Если тебе будет нечего есть, то я поделюсь с тобой своим пайком...
- Я тоже. И даже обещаю отдать тебе большую часть. - тихо смеется парень.
- Идеальное признание. - хмыкает Титания. - Мы прямо как Саша. Кстати, Микас... - тон аловолосой чуть угрожающ, хотя видно, что она совсем не злиться. -Предупреждаю один раз и навсегда. Если еще хоть раз во время спарринга мне поддашься - убью!!!!
- И как же ты узнала? - еле заметно улыбается Аккерман. В груди распространяется приятное тепло. Может этому способствует хрупкое тело девушки, которую он крепко прижимает к себе, а может ее молчаливая поддержка. В чем же дело? Кто знает...
- Эрен сказал. - хмыкает Скарлетт, качая головой. - Я сначала хотела тебя убить. Но ребята подкинули идейку получше.
- Ребята? - с тихим ужасом спрашивает Микас, тихо взвыв про себя. Зная брата можно сказать, что он припряжет всех кого встретит.
- Ну да. Сначала там были только Джагер, Жан, Райнер и Армин. Чуть позже к ним присоединились и Конни с Сашой и Бертольдом. А потом они и остальных девчонок подключили...
- Кошмар.
- И не говори. - соглашается Эрза.

- Отлично! Вроде все получилось. - радуется Эрен.
- А ты чуть все не испортил. - недовольно ворчит Жан.
- Что сказал? Мог бы идею получше подкинуть!!! - зло зашипел шатен, сталкиваясь лбом со своим извечным соперником.
- Да вы меня даже слушать не стали!!! - зло завопил тот.
- Так, ребята. давайте жить дружно. - хмыкнул Райнер, растаскивая их в разные стороны.
- Верно сказал. - кивает Армин.
- Кстати, ПОЧЕМУ НЕ СПИТЕ??? НА ДЕЖУРСТВО ВДРУГ ЗАХОТЕЛОСЬ??? - как исчадие ада возник за их спинами Шадис. - Могу... - мужчина так и не договорил, потому что юные нарушители исчезли со скоростью света. - Вот же поганцы.

­­
­­

Музыка Руки в потолок.
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
жопа жжёный сахарок 14:58:10

КТО ЗНАЕТ ЮЛИАНА УПЫРЯ МЕТАТРО­НА ЛС

то есть, если меня вылечат, я больше не смогу жрать и не толстеть
однако мне перестанет ХОТЕТЬСЯ столько жрать
и я снова смогу двигаться как нормальный человек
хмммммммм
показать предыдущие комментарии (5)
15:20:49 эрxу
а то я вечно жру как не в себя
15:24:23 жжёный сахарок
не ну знаешь, там не только этот симптом еще я пиздец как потею, хреново сплю и хронически хочу убивать людей
15:24:53 жжёный сахарок
и чувсвую себя так, как будто мои конечности упаковали в мешки с цементом, точно
15:29:56 эрxу
хммм ну это уже не так хорошо
.... огнесручий какаду 09:49:02
ЖОПА!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!

Категории: Сортир
МИФОЛОГИЯ МЕКСИКИ Льюис Спенс ::: Мифы инков и майя камышинка2 03:07:27
Религия древних мексиканцев представляла собой политеизм, или поклонение пантеону богов, который в общем виде был схож с греческим и египетским. Однако местные влияния были сил